«Весь мир будет смеяться над нашей страной»

«Весь мир будет смеяться над нашей страной»Профессор Нижегородского государственного университета имени Николая Лобачевского доктор физико-математических наук Ярослав Сергеев в интервью ТАСС заявил о решении двух проблем Гильберта. «Таким образом, проблема снимается, потому что математики борются не с проблемой, а с дефектами своих инструментов», — утверждает ученый. Почему это не так, в интервью «Ленте.ру» объяснил профессор Новосибирского государственного университета доктор физико-математических наук Семен Кутателадзе.

Ярослав Сергеев в интервью рассказал, что нашел способ решения первой и восьмой проблем Гильберта. Первая — континуум-гипотеза — формально считается решенной и без Сергеева. Она предполагает, что любое бесконечное подмножество континуума является либо счетным, либо континуальным. А восьмая — проблема простых чисел — остается нерешенной в части гипотезы Римана, которая, в свою очередь, входит в список «проблем тысячелетия».

«Все дело в том, что традиционная система описания бесконечности не способна предложить решения этим проблемам. Это как микроскоп со слабыми линзами, не позволяющими как следует увидеть объект», — заявил Сергеев.

Что не так с исследованиями Сергеева, в котором он якобы решил первую и восьмую проблемы Гильберта?

Вы, наверное, слышали, что натуральных чисел бесконечное количество? А вот Ярослав Сергеев считает иначе.

То есть, по Ярославу Сергееву, количество натуральных чисел ограничено?

Это не я утверждаю.

Тогда какое самое большое натуральное число?

Это вы у него спросите. У него оно называется grossone — большая единица. Все это забавно, про это сто раз писали. Это настолько вопиюще безграмотно, что просто поразительно. Вы, может быть, помните, что по всем центральным каналам телевидения несколько лет назад передавали, что Ярославу Сергееву присуждена международная премия.

Премию ему дал Университет Калабрии, где Сергеев и работает. Присуждает ее компания, состоящая из одного журналиста, одного его приятеля и еще кого-то. У меня есть письмо из Итальянского математического союза о том, что они не имеют к этой местной премии никакого отношения. Бывает и такое.

Я тогда выступил по этому поводу. Это было в «Троицком варианте». Написал в президиум Российской академии наук, все это замяли через два-три дня. К сожалению, Сергеев отличается бесконечной пробивной силой.

Если вы обратите внимание на его публикации, в признанных российских математических журналах их нет. Это «Успехи математических наук», «Математический сборник», «Математические заметки», «Алгебра и анализ». Вы увидите, что у Сергеева там нет ни одной публикации, потому что там проводится соответствующая экспертиза.

А в зарубежных журналах у него есть публикации?

Он печатается в западных непрофильных журналах, бегает из одного журнала в другой. Когда я был помоложе и сил было больше, после каждой его публикации я писал в редакции этих журналов. В подавляющем большинстве случаев после моего письма ему отказывали в дальнейших публикациях. Есть, кстати говоря, мое письмо в журнал Европейского математического общества, где рассказывается о жульничестве Сергеева.

Но ведь исследования Сергеева поддерживает Российский научный фонд. Как это возможно?

Всякое бывает. У него есть работы, связанные с векторной оптимизацией, которые ничуть не хуже других таких же. Я предполагаю, что в этой области он может получать какие-то результаты. Ко мне работы из этого фонда не поступали. Гораздо важнее, что есть ведущие математические журналы, где Сергеев не публикуется.

Последняя публикация Сергеева посвящена «компьютеру бесконечности», который критикуют ваши коллеги. Что вы можете сказать про это устройство? Что оно вообще считает?

Ничего этот компьютер не считает. Это символический калькулятор, самый обыкновенный, в котором есть символический знак grossone. Такой компьютер был сделан в качестве упражнения двумя американцами за десять лет до Сергеева, об этом написано в Википедии. Давно все это известно.

В каждом компьютере хранится конечное число символов, некоторый символ вы можете объявить самым большим. В компьютере, но не математике. И можно потом организовать вычисление, использующее это символическое число. Вот это и есть идея Ярослава Сергеева, которую на самом деле осуществили два американца.

Но ему удалось получить благодарственное письмо из Ватикана.

Не знаю про Ватикан. Мало ли кого он обманул. Нужно смотреть, что за письмо, кто его подписал, мало ли кто что пишет.

Он многих людей математического профиля обхаживает ввиду того, что деньги российско-итальянского математического содружества (Сергеев — координатор международной программы «Российско-Итальянский университет» в Нижегородском университете — прим. «Ленты.ру») проходят через него, проводит какие-то конференции, куда приглашает нужных людей. Меня, откровенно говоря, это не интересует.

Однако мне неприятно, что весь мир будет смеяться над нашей страной, где много выдающихся логиков. Ярослав Сергеев не считается мало-мальски значимой фигурой в математическом мире России, он где-то на задворках мировой математики ошивается.

Как же ему удалось развить столь бурную деятельность?

Его научным руководителем был ректор Нижегородского (бывшего Горьковского) университета (вероятно, речь идет об Александре Хохлове — прим. «Ленты.ру»). Его докторская диссертация была более-менее приемлема, относилась к векторной оптимизации. Как-то так случилось, что очень многие контакты итальянские на правительственном уровне пошли через Нижегородский университет. И туда попал этот самый Сергеев.

Кстати, обратитесь в Нижний Новгород, в местное математическое общество. Там принималось специальное решение против Ярослава Сергеева.

То есть вы утверждаете, что Сергеев фактически не ученый, а чиновник, который пытается быть ученым?

Нет, ученый. Я не утверждаю, что он чиновник. Однако ученые бывают разными.

В декабре 2016 года Ярослав Сергеев вошел в топ-100 самых цитируемых и продуктивных российских ученых в разделах «Информатика» и «Кибернетика» по версии РИНЦ.

По этим данным, посмотрите, я тоже туда вхожу, но это не значит, что я выдающийся математик. Все это совершенно ничего не значит.

Вам не кажется, что реагировать на Сергеева все равно, что бороться с ветряными мельницами?

Видите ли, моя позиция по отношению к лженауке очень простая. Наука в дискуссию с лженаукой не пускается. Она от нее отмежевывается. Победить мы ее все равно не можем. Поэтому в какой-то момент я посчитал своим долгом отреагировать на деятельность Сергеева, поскольку считаюсь в нашей стране специалистом по бесконечно большим и бесконечно малым числам, первой проблеме Гильберта. Но сейчас я отмежевался от этого, сообщество советской математической школы отмежевалось от этого. А за остальных я отвечать не могу.

Решение первой проблемы Гильберта — это выдающееся открытие в мировой математике, совершенное Полем Коэном. И рядом с ним поставили какого-то шпаненка, мелкого Лысенко местного розлива. Лысенко еще в сто раз полезнее был.

Вы ведь давно этим занимаетесь, приходилось ли лично с Сергеевым общаться? Не встречались на каких-то мероприятиях?

Он человек явно не глупый, поэтому со мной, очевидно, ему разговаривать не о чем. Иногда Сергеев сам устраивает где-нибудь на Сицилии конференцию, куда приглашает на итальянские деньги хороших людей, и они иногда туда приезжают. Просто, как говорится, погулять тоже иногда хочется.

А зачем итальянским ученым это нужно?

В математике тоже хватает лжеученых. Не надо думать, что лжеученые бывают только вроде Лысенко, так что некоторым итальянцам это нужно. Вы слышали, наверное, о хронологии Фоменко? Фоменко — выдающийся математик, не чета Сергееву. Но рехнулся на хронологии. Бывает такое. К сожалению, Сергеев живет в атмосфере нетребовательности в своем университете. Хорошо, что по сравнению с Петриком все это мелочь.

По материалам lenta.ru