Вернутся не все

Вернутся не всеIsis — английское название древнеегипетской богини Исиды и английская же аббревиатура террористической группировки «Исламское государство», запрещенной в России. С февраля 2018 года российским туристам не придется выбирать, какую именно Isis они хотят увидеть: во время одного тура можно посмотреть на храм Исиды на острове Филы и попасть в руки беспощадных джихадистов. За те два года, что россиян там не было, «львы халифата» лишь заматерели и окрепли и вполне могут превратить увлекательную экскурсию по древним святыням в аттракцион с отрезанием головы. «Лента.ру» разбиралась, кто ждет россиян в Египте помимо гостеприимных отельеров.

24 ноября 2017 года неподалеку от города Ариш (на севере Синайского полуострова) правоверные собрались на джума-намаз — еженедельную полуденную коллективную молитву. В суфийскую мечеть эр-Роуда набились сотни верующих. Примерно в 13:50 по местному времени к зданию подъехали несколько внедорожников, из них выскочили около двух десятков молодых людей с автоматами и тяжелыми пулеметами: некоторые были в масках, другие — с открытыми лицами и длинными бородами. Они заняли позиции у автомобилей с оружием наизготовку.

Один из них зашел в мечеть. Прозвучал взрыв. С криками «Аллаху акбар!» его сообщники начали расстреливать выбегающих, а затем с флагом «Исламского государства» ворвались в здание мечети и принялись убивать оглушенных прихожан.

«Поначалу они стреляли куда глаза глядят, потом выстрелы стали реже: если кто-то дышал или подавал признаки жизни, его добивали. Все лежали головой в пол. Если кто-то поднимал голову — получал пулю», — рассказал очевидец теракта 24 ноября 2017 года. «Я увидел человека в военной форме. Он стал стрелять. Пули рикошетили от стен, попадали людям в спины и ноги», — вспоминал еще один выживший.

Оставшиеся снаружи боевики не теряли времени зря: они подожгли стоящие рядом с мечетью автомобили и перегородили подъезды к зданию. Когда на место начали подъезжать машины скорой помощи, этот «террористический арьергард» открывал по ним огонь. Когда джихадисты покинули мечеть, стало понятно, что Египет пережил самый страшный теракт в истории: на месте осталось 305 убитых, в том числе 27 мертвых детей. До решения о восстановлении авиасообщения между Москвой и Каиром оставалось 20 дней.

Ворох проблем

«В течение трех месяцев с помощью Всемогущего Аллаха, усилий и жертв с вашей стороны и со стороны полиции мы восстановим стабильность и безопасность на Синае. Будет использована вся наша мощь. Вся», — решительно заявлял президент Абдель Фаттах ас-Сиси в разговоре с начальником Генштаба Фаридом Хегази. Впрочем, такие заявления глава государства делал и раньше, однако больших успехов не добился.

Север Синайского полуострова всегда был головной болью для властей Египта, которую они предпочитали не замечать. Там жили бедуины, которые существовали за счет подпольной торговли и контрабанды через границу с сектором Газа. На юге полуострова, где располагается любимый россиянами Шарм-эш-Шейх, процветал туризм, север же прозябал в нищете, слушая проповедников-суфиев и не обращая особого внимания на центральные власти. Те платили взаимностью: бедуинов не брали в армию и полицию, почти не принимали в институты.

Ситуация резко обострилась в феврале 2011 года: тогда рухнул режим многолетнего диктатора Хосни Мубарака, к власти пришло исламистское движение «Братья-мусульмане». Бедуины, увидев исторический шанс, подняли восстание — подорвали идущий в Израиль газопровод и начали нападать на солдат и полицейских. Особенно прославилась на полях сражений группировка «Ансар Байт аль-Макдис», связанная с «Аль-Каидой». Она открыто объявила: в Египте должен быть создан халифат.

В 2013-м «братьев-мусульман» свергли военные: власть взял Абдель Фаттах ас-Сиси, возглавляющий страну по сей день. Бежавшие из Каира исламисты, которых объявили террористами, влились в ряды повстанцев, и на Синае началась настоящая война. Джихадисты каждый день нападали на военных, расстреливали их из гранатометов и переносных зенитно-ракетных комплексов — те отвечали огнем с вертолетов, танков и боевых самолетов.

К концу года повстанцев все-таки усмирили, но их логово в горах Джабаль аль-Халяль зачищено не было: бои затихли лишь на время. В 2014-м «Ансар Байт аль-Макдис» принесла присягу халифу всех правоверных, лидеру «Исламского государства» Абу Бакру аль-Багдади и стала называться «Вилаят Синай». Группировка продолжила убивать, совершая теракты против силовиков и мирных жителей: их жертвами стали сотни человек. Исламисты попытались расколоть египетское общество по религиозному признаку, атаковав христианское население. На Вербное воскресенье в 2016-м бойцы «вилаята» взорвали церкви христиан-коптов — погибли 47 человек, 126 получили ранения.

Значительного раскола не случилось, и тогда террористы принялись просто истреблять всех, кто с ними не согласен. В ноябре 2016-го, например, они похитили и обезглавили уважаемого в народе столетнего суфийского шейха Сулеймана Абу Хараза.

Бедуины действовали совместно с другими исламистами, многие из которых приехали на Синайский полуостров из-за рубежа (в основном из Ливии) и других районов Египта. Даже при атаке на мечеть в городе Ариш свидетели отмечали: «У тех, что в масках, был бедуинский говор. Те, кто не скрывали лиц, говорили с каирским акцентом. Они были высокорослыми, с длинными волосами».

Самая сильная в арабском мире египетская армия может лишь держать оборону в блокпостах и прятаться за броней: исламисты пользуются поддержкой местных жителей, и потому практически неуязвимы. Военные тем временем закупают вертолетоносцы «Мистраль» и подлодки, хотя строить халифат под водой и на ее поверхности пока не научились даже в «вилаяте Синай».

Именно синайские террористы 31 октября 2015 года взорвали в воздухе российский самолет Metrojet (известной также как «Когалымавиа»). Погибли 217 пассажиров и 7 членов экипажа — все, кто были на борту. Исламисты подбираются все ближе к южным курортам Шарм-эш-Шейха: стычки с силовиками происходили всего в 150 километрах от шикарных отелей на побережье.

Без диктатора диктатор

Исламистские настроения проникают во все слои египетского общества, и дело не в количестве бомб, которые верные ас-Сиси летчики сбросят на головы «львов халифата». Свергнув «братьев-мусульман», генерал обещал обществу справедливость — от него ждали, что он сделает всех египтян равными, невзирая на их религиозные и политические воззрения, и установит в стране власть справедливости и закона.

Ас-Сиси ответил на общественный запрос своеобразно: запретил не только «Братьев-мусульман», но и другие оппозиционные структуры. Исламистское подполье только разъярилось и ответило шквалом насилия. Разгул терроризма достиг невиданных масштабов: по данным Global Terrorism Index 2017, только в этом году Египет вышел из десятки самых опасных стран, где компанию ему составляли Йемен, Ирак и Сирия.

Глава государства распихивает недовольных по тюрьмам, где из них взращивают верных солдат халифа, обозленных на предавшего их президента. Действуют в Египте и светские экстремисты: например, «Солдаты Египта», «Движение Молотова» и «Движение революционных бригад».

Ас-Сиси готовится к выборам следующего года, хотя пока так и не объявил о своем участии. Готовится привычным для диктатора способом: репрессиями. Основному оппозиционному кандидату, бывшему премьер-министру Ахмеду Шафику, де-факто отказано во въезде в страну: в 2012-м он бежал в ОАЭ после поражения на выборах: тогда победил лидер «Братьев-мусульман» Мохаммед Морси. Теперь власти Эмиратов, по утверждению Шафика, не выпускают его на родину.

Студентам и спортивным фанатам — архитекторам египетской революции, свергнувшей еще многолетнего диктатора Хосни Мубарака, — тоже досталось от нынешнего режима. Фанатским клубам отныне запрещено заниматься любой политической активностью, ультрас кидают за решетку за неправильную надпись на футболке или бейсболке. Ас-Сиси стал скорее еще одной проблемой своей страны, нежели их решением, а по масштабам репрессий давно переплюнул Мубарака.

Нестабильности стране добавляет и конфликт с Эфиопией, которая решила построить в верховьях Голубого Нила огромную «Плотину великого возрождения Эфиопии». Мегасооружение должно превратить Аддис-Абебу в главного экспортера электроэнергии в регионе. При этом египтяне обоснованно опасаются, что это строительство лишит их родину еды и воды — Нил обеспечивает страну 95 процентами водных ресурсов, — а также вырабатываемого Асуанской ГЭС электричества.

Каир даже грозился разбомбить плотину, однако до этого, к счастью, не дошло. Тем не менее внешнеполитический кризис с потенциально губительными последствиями не добавляет стране стабильности.

Лучший друг всех российских туристов

Египет, вне всякого сомнения, стремится нарастить связи с Россией — отношения между двумя странами резко пошли в гору, когда ас-Сиси силой взял власть. Москва и Каир трижды встречались в формате «два плюс два» — переговоры одновременно вели министры обороны и иностранных дел. С высоких трибун каждый раз звучали заверения в прочности связей. В конце ноября российский премьер-министр Дмитрий Медведев одобрил проект соглашения с Египтом, позволяющего российским боевым самолетам использовать военные аэродромы этой страны.

Но стремление к взаимодействию никогда не было желанием заключить союз или выбрать какую-то позицию: Египет, как и другие страны региона, исторически маневрирует между влиятельными державами, стараясь получить максимальную — и желательно безвозмездную — помощь. После прихода к власти в США президента Дональда Трампа Каир надеялся на сближение с Вашингтоном, однако хозяин Белого дома вынужден был пойти на сокращение дотаций: Соединенные Штаты сократили экономическую и военную помощь почти на 100 миллионов долларов из-за удручающей ситуации, сложившейся в Египте с правами человека.

Для страны, пребывающей в тяжелейшем экономическом кризисе, где почти 30 процентов населения живет за чертой бедности, где авторитарные замашки президента не оставляют обществу почти никакой свободы, где определенные области страны управляются бандами исламистов, возвращение российских туристов — настоящий подарок.

В феврале российское правительство опубликовало документ с требованиями: спецслужбы РФ в египетских аэропортах должны были получить право проверять загрузку багажа, обслуживание самолетов и посадку пассажиров. Сейчас, однако, специалисты из Москвы признали системы безопасности нового терминала каирского аэропорта адекватными.

«После страшной трагедии в небе над Синаем прямое воздушное сообщение между нашими странами было прервано. За это время египетская сторона проделала большую работу по повышению уровня безопасности в аэропортах. Служба безопасности России доложила мне о том, что в целом мы готовы к открытию прямого авиасообщения между Москвой и Каиром», — заявил 11 декабря президент России Владимир Путин. О чартерах в Хургаду и Шарм-эш-Шейх на юге Синайского полуострова речи пока не идет — это вопрос следующего года.

Спустя шесть дней стороны подписали протокол о сотрудничестве в сфере обеспечения безопасности гражданской авиации. Российское министерство транспорта выпустило куцый пресс-релиз: «В документе заложены правовые основы, необходимые для осуществления деятельности уполномоченных компаний, которые могут приступить к выполнению подготовительных процедур, необходимых для начала выполнения рейсов».

«Аэрофлот» уже начал подготовку к полетам в Каир с февраля 2018 года. Тем временем ИГ в Ираке и Сирии терпит поражение, и синайский фронт может дать им новые земли, на которых можно попытаться построить «халифат». А увлеченная репрессиями власть, неспособная подавить исламистское подполье армия и тяжелейший экономический кризис, по сути, лишают Каир эффективных рычагов противодействия. В этих условиях отправившиеся в Египет туристы могут оказаться лишь невинными жертвами чужой войны.

По материалам lenta.ru