Последняя кровь

Последняя кровь«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных организованных преступных группировках 1990-х. В предыдущей статье мы начали рассказ о затяжном противостоянии в Тольятти. На заре 1990-х там развернулась настоящая бандитская война за контроль над Волжским автомобильным заводом (АвтоВАЗ). Она длилась не один год и унесла сотни человеческих жизней. В разгар битвы за «Жигули» одна из ключевых банд, контролирующая завод, волговская ОПГ, обратилась за помощью к дружественной ОПГ «слоновские» из Рязани. Те согласились предоставить лидеру волговских Диме Большому киллеров-гастролеров. Им предстояло устранить сторонников Напарника — главаря татарской ОПГ, с которой у волговских как-то не сложилось. Вскоре в Тольятти выехала группа из восьми ликвидаторов, и столица российского автопрома умылась кровью.

Слоновая охота

К моменту, когда «слоны»-ликвидаторы, среди которых особенно выделялся Александр Горелов (Морда), прибыли в Тольятти, Дмитрий Рузляев (Дима Большой) уже понес ощутимые потери среди своих бойцов и жаждал мести. Владимир Вдовин (Напарник) же находился в глубоком подполье. Поговаривали, что он уехал из города и управлял своими боевиками дистанционно. Обсуждать с «залетными» наемниками план действий отправился приближенный Димы Большого, бывший спецназовец Владимир Пчелин. Подельники договорились: за неимением Вдовина главной мишенью будет финансист группировки Олег Ермолов по кличке Тигра. Причем «валить» Тигру и его семью решили в частном доме финансиста при помощи гранатомета. Но эту операцию оставили на «десерт».

А пока расстрельная команда нацелилась на вдовинского бандита Андрея Грушина, который особенно успел насолить волговским во время майского побоища у КПП в 1994 году, где, впрочем, команда Рузляева одержала победу. Бандиты узнали, что Грушин посетит АвтоВАЗ, и устроили засаду у одного из выходов. Завидев жертву, немедленно открыли огонь. Каково же было изумление «слонов», когда Пчелин сообщил им: Грушин жив-здоров и продолжает свои криминальные деяния. Оказалось, что наемники перепутали и вместо Андрея убили похожего на него внешне рядового механика. Ликвидаторы попытались исправиться, заново выследили бандита и расстреляли его. Но получившему шесть пуль Грушину чудом удалось выжить. После этого он куда-то пропал и в город больше не возвращался.

Пчелин указал слоновским на новую жертву — телохранителя жены Напарника Светланы. Дмитрия Маркина было решено устранить, дабы дать понять Вдовину, что и до его супруги добраться волговским будет несложно. На задание отправились Сергей Захаров (Псих) и Эдуард Петров (Гном). Они подстерегли Маркина 27 ноября 1994 года, когда тот садился в припаркованные на улице Мира «Жигули». Псих с Гномом изрешетили цель из пистолетов ТТ и скрылись. Дмитрий скончался до приезда скорой.

После этого взялись за главное. Группа киллеров под предводительством Морды 28 ноября отправилась к особняку, где проживал Тигра. «Исполнять» финансиста хотели днем раньше, но Горелов не решился палить по дому из-за того, что на площадке гуляли мамы с детьми. Выждав чуть меньше суток, ликвидаторы прибыли на место около 7:30 утра. Морда достал гранатомет, прицелился и выстрелил. Но граната угодила в стоящую рядом с домом баню. Тигра с семейством отделались испугом. Не особо довольный киллерами Пчелин все же расплатился с ними и отправил их домой.

Ответ Напарника

Было бы весьма странно, если бы Напарник и компания спустили подобную дерзость волговским с рук. В начале 1995 года неподалеку от собственного дома был тяжело ранен в голову Владимир Пчелин. Врачи, осмотрев доставленного на скорой бандита, лишь развели руками: наиболее вероятные прогнозы при таком ранении — это кома и смерть. Но Пчелин выжил. Правда, приближенные к Владимиру боевики стали замечать за шефом странности и обращали внимание на повышение уровня жестокости и агрессии.

А в октябре 1996 года во время празднования своего дня рождения в ресторане театра «Колесо» был застрелен известный тольяттинский бизнесмен Алик Гасанов. Этот человек с натурой авантюриста в начале 90-х не побоялся взять крупный кредит у тогдашнего лидера волговских Маслова на раскрутку собственного дела. И добился успеха: уже через несколько лет ему принадлежали автомобильная дилерская фирма, рыбокомбинат, стадион и даже телеканал. Гасанов не только вернул кредиторам долг, но и щедро делился своими доходами с волговскими. Убийство предпринимателя значительно подорвало финансовое положение банды Рузляева.

Управлять активами покойного супруга попыталась его вдова Оксана Лабинцева, но в итоге ей удалось удержать в своих руках лишь рыбокомбинат «Садко». Лабинцева пережила мужа лишь на четыре года: в сентябре 2001 года она была застрелена у своего дома. «Оксана, привет!» — крикнул ей киллер, и как только та подняла голову, выпустил в нее несколько пуль. Считалось, что к этому убийству был причастен один из волговских лидеров Евгений Совков (Совок). А к нему обратился с заказом компаньон Лабинцевой, инвалид-колясочник Игорь Попов.

Примечательно, что мотивом заказчика была не финансовая нажива, а месть. Оксана сама объявила ему войну. По словам Попова, именно она в 1999 году «заказала» его знакомому киллеру за 5 тысяч долларов за то, что компаньон, пригрозив судом, потребовал отчета за израсходованные средства. Наемный убийца дождался, пока водитель Попова пересадит босса из инвалидного кресла в салон автомобиля, подбежал и выстрелил в голову. К счастью для Игоря пуля прошла по касательной, лишь разорвав мягкие ткани. Ликвидатор же, полагая, что «клиент» мертв, убежал.

…В конце 1996 года для волговских наступили очень сложные времена. Рязанские оперативники задержали слоновских киллеров, и те начали давать показания, в том числе и про свои похождения в Тольятти. Тут же всплыли фамилии дружественных волговских, в том числе Рузляев, Пчелин и Совков. Они и еще трое бандитов — Воробей, Петров и Матвеев — были объявлены в федеральный розыск.

В бегах

Волговские ударились в бега. В руки стражей порядка из всей шестерки угодил лишь Дима Большой. Опасаясь, что в тольяттинском СИЗО Рузляев все равно сможет координировать деятельность группировки, его спешно перевезли в Рязань. Правда, за решеткой он пробыл недолго: его адвокатам удалось освободить подопечного под огромный залог. Оказавшись на воле, бандит попытался скрыться, но неудачно — его опять задержали. Впрочем, следователям так и не удалось доказать его причастность к многочисленным убийствам, и, получив два года условно за нарушения правил освобождения под залог, Рузляев вернулся к своим криминальным обязанностям.

А враги волговских никак не унимались. И киллеров нанимали, как ни крути, поудачливее слоновских. 13 марта 1997 года неподалеку от завода метким выстрелом был убит финансист волговских Андрей Мочалкин. По словам «братков», именно он придумал схему аферы, названную впоследствии реэкспортом: «Жигули» оформлялись на экспорт, как водится, по заниженным ценам, партиями выгонялись с АвтоВАЗа, но пределов Тольятти так и не покидали, попадая в руки бандитов. В память о том, чем занимался покойный, его товарищи заказали эффектный памятник: на выгравированной картинке Андрей сидит за столом, заваленном бумагами. Место Мочалкина занял Сергей Бакунов. Будучи весьма предусмотрительным товарищем, он сразу же взял себе двух телохранителей. Но и это не помогло: 25 июля того же года он был расстрелян на собственной даче в СНТ «Приморский».

Пока волговские пытались утрясти свои финансовые неурядицы, с завода пришла плохая для них весть: стражи порядка начали на АвтоВАЗе масштабную операцию под названием «Циклон». Была создана специальная группа, на помощь местным сотрудникам полиции прибыли их столичные коллеги из ГУБОПа. Бандитов буквально гнали с предприятия, отбирая пропуска и выдавая «волчьи билеты». По ходу операции удалось раскрыть около тысячи преступлений. Машины теперь выпускались со штрих-кодами, службу безопасности резко усилили. На проходных поставили сотрудников, не пропускавших на территорию никого из посторонних, кроме водителей и экспедиторов. В результате всего за год предотвратили утечку из бюджета на сумму около 200 миллионов рублей. Но успешным окончанием операции «Циклон» знаменовалось начало третьего, финального витка бандитской войны за сферы правления

Падение волговских

От действий правоохранительных органов понесли огромные убытки не только волговские, но и их давние союзники из купеевской ОПГ. А вскоре и в их стане грянул гром. После гибели лидера банды Гарри Купеева группировку возглавил Христиан Михнов (Крест), его правой рукой был Виктор Климов (Клим) (обоих убьют летом 2004 года). Бандиты, среди которых было много бывших участников боевых действий, любили собираться в помещении филиала «Союза ветеранов Афганистана». 13 апреля 1998 года туда внезапно ворвалась группа киллеров, одетая в форму сотрудников МВД. Дальние родственники Купеевых, братья Александр и Роман Юхненко, подумали, что стражи порядка проводят очередные задержания. Поэтому спокойно выполнили приказ — лечь лицом в пол. Рядом расположились и другие члены ОПГ. А нежданные гости устроили перекличку: «Братья Юхненко!» Те отозвались, и тут же получили по пуле в голову. Та же участь постигла и других бойцов, всего погибло шесть человек.

Следом пришел черед Димы Большого. В роковой для себя день 25 апреля Рузляев отправился в гости к своему давнему другу и «деловому партнеру» по кличке Мультик, который жил на улице Садовая. Группа из семи киллеров устроила засаду. Как только показались «Жигули» Рузляева, был открыт шквальный огонь со всех сторон.

Рузляев скончался почти мгновенно: две пули угодили ему в голову. Водитель сумел каким-то чудом выйти из-под огня. Раненый, он добежал до ближайшего дома, и ему вызвали скорую. Но до операционной его не довезли: умер от кровопотери.

Мультик с приятелями оказались на месте расстрела через пять минут и кинулись в погоню. Им удалось подстрелить двух наемников и задержать одного. Киллера избили до полусмерти и, выстрелив в левую сторону груди, скрылись. Однако ему удалось выжить. Мультик пытался нащупать у лежащего на заднем сидении «Жигулей» Рузляева пульс. Ему показалось, что Дима Большой еще дышит. Бандиты погрузили товарища в авто и помчались в больницу. Но в приемном отделении лишь констатировали смерть Рузляева.

Обезглавленные волговские были растеряны: лишиться своего лидера в момент обострения отношений с напарниковскими означало фактическое поражение. Группировку возглавил приближенный Рузляева Вадим Старцев, но в конце июля он уехал по делам в Самару, где 27 числа около местного телецентра его поразила пуля снайпера. Его преемник, штатный киллер группировки Евгений Ишимов (Женя Челябинский) был убит в октябре 1998 года, когда в плотном окружении телохранителей ехал домой на своем автомобиле.

Боевые «уткороботы»

У руля встал один из «старичков» волговской ОПГ, Евгений Совков. К тому времени он по поддельным документам на имя Павла Лузганова перебрался на ПМЖ в столицу, куда вскоре подтянул из Тольятти свою даму сердца, Людмилу Матыцину. Новый лидер понимал, что в сложившейся ситуации лучшая защита — нападение, и решил действовать на опережение. К мести напарниковским Совок подключил двух своих лучших киллеров, Сергея Иванова и Алексея Булаева, именуемых среди своих «уткороботами». Ликвидаторы были и впрямь как запрограммированные машины: хозяину подчинялись беспрекословно, никакой самодеятельности. Они даже продукты покупали по списку именно в той последовательности, в которой те были обозначены. Булаев в тандеме выполнял роль шофера (раньше он трудился водителем на полигоне АвтоВАЗа), а в обязанности Иванова входило непосредственное устранение жертвы.

Уткороботов направили на спецзадание — ликвидировать приспешников Напарника, прежде всего тех, кто обеспечивает ему доходы. Например, вице-президент «Тольяттинской автомобильной ассоциации дилеров» Олег Яркин. Киллеры узнали, в какое время жертва обычно возвращается домой и назначили дату, 26 декабря 1998 года. В этот день выдвинулись на позиции, но немного опоздали: Яркин успел вернуться с работы и спокойно подняться домой. Иванов решил не сдаваться: прихватив с собой ПМ, он уселся на лавочку около подъезда, надеясь на удачу. И дождался своего. Яркин с женой пожелали развеяться в клубе MDC, принадлежавшем бизнесмену. Пока супруга неспешно собиралась, коммерсант отправился прогреть машину. Выстрел киллера был смертельным. За успешное выполнение задания уткороботы получили от начальника по 500 долларов. После Яркина полегло еще несколько сторонников Вдовина.

За потерю «пешек» бойцы Напарника выбили у противников «ферзя»: 15 мая 2000 года около подъезда многоэтажки на улице Куйбышева был застрелен старейший участник группировки Владимир Карапетян (Вова Армян). Именно он вместе с Александром Масловым стоял у истоков ОПГ. Об удачливости Карапетяна в бандитской среде ходили слухи. Ведь в начале 90-х он работал обычным швейцаром в той самой гостинице «Волга», где и встречались лидеры волговских. Влиться в их ряды Вове Армяну помогли наличие судимости и острый ум. Дожив до третьего витка кровопролитной войны за передел АвтоВАЗа, хитрый Карапетян придерживался правила: лишний раз не высовывайся. Он продолжал быть «серым кардиналом» группировки, не лез на лидирующие позиции и занимался своим бизнесом. Конечно, Карапетян видел: противостояние двух группировок уже давно превратилось в кровную месть — око за око, зуб за зуб. И старался себя максимально обезопасить: окружил профессиональными телохранителями и носил бронежилет. Но в роковой день рядом с ним был лишь один охранник, да и жилет в спешке он забыл надеть. Когда киллер открыл огонь из автомата Калашникова по направляющемуся к машине Карапетяну, бодигард успел прикрыть босса собственным телом: первые пули угодили именно в него, и он погиб на месте. Ликвидатор продолжил стрелять по бегущему к машине Армяну. До машины он добежал, но одно из полученных им ранений оказалось смертельным.

Горящие улики

Не исключено, что новый лидер волговских Совков приложил руку к организации смертельного пожара в здании Самарского областного ГУВД в феврале 1999 года. Все бандиты, имевшие какое-либо отношение к организации рэкета на АвтоВАЗе, знали: именно в этой неприметной пятиэтажке на улице Куйбышева хранились все материалы, добытые в ходе «Циклона».

Пламя вспыхнуло в пустом кабинете на втором этаже около 18:30 (впоследствии было установлено, что причиной послужил непогашенный окурок). Случись ЧП парой месяцев раньше, и большинства человеческих жертв можно было бы избежать: в шесть вечера здание пустело. Но с начала года сотрудники милиции в связи с антитеррористическими мероприятиями работали до восьми-девяти вечера. О том, что пожар охватил более половины здания, работающие на 4-5 этажах узнали слишком поздно. Задыхающиеся люди выпрыгивали из окон и тут же разбивались насмерть. Всего погибло более 50 человек. Пожарные трудились на протяжении 28 часов. Когда пламя все-таки было потушено, в доме рухнула крыша. А все важные улики, вещественные доказательства и тома уголовных дел превратились в пепел.

Припомнил свои обиды Совков и ненавистному тольяттинским бандитам следователю Дмитрию Огородникову. Майор был на редкость принципиальным, спуску членам ОПГ не давал, доставал эксклюзивную фактуру по их деятельности и часто самолично проводил задержания (в частности, именно он скрутил Рузляева в 1997 году). На следователя, как водится, покушались, и даже дважды, но безуспешно. Совок решил действовать наверняка, подключив к выполнению задания уткороботов и еще парочку киллеров. 22 мая 2000 года машину направлявшегося на обед следователя на Южном шоссе обогнала «пятерка», из которой был открыт шквальный огонь по «десятке» майора. Следователь скончался на месте.

Совок пережил знаменитого стража порядка всего на семь месяцев. А убил лидера ОПГ его же подчиненный, киллер волговских Андрей Милованов (Зеленый). В отличие от преданных уткороботов, Зеленый шефа недолюбливал и зачастую был недоволен гонорарами за выполненные заказы. «Накипело» у Милованова к концу 2000 года. Получив очередные «копейки», он решил мстить боссу. Ликвидатор знал, что в конце декабря Совок отправится в Столярный переулок в Москве: там, в здании Краснопресненских бань, пройдет очередной слет «братвы». Дворовая территория, уже получившая кровавую славу из-за убийства в 1994 году знаменитого столичного авторитета Отари Квантришвили, и стала местом расправы над лидером волговских. Милованов дождался, пока начальник вместе с сопровождавшей его сожительницей усядется в салон, после чего приблизился в машине. Заметив подчиненного, Совков вышел на улицу и, как только подошел к Зеленому, получил очередь в живот. Из авто выскочила Людмила: она все видела и попыталась убежать. Матыцина была знакома с ликвидатором и хорошо понимала, что он не оставит в живых свидетеля убийства. Пуля киллера настигла и ее. Сделав контрольный выстрел в голову Людмилы, Зеленый скрылся. Совков умер спустя несколько часов на операционном столе.

Самого Милованова устранили спустя два месяца. Он уже вернулся в Тольятти и потихоньку прощупывал почву на предмет того, удастся ли ему занять место Совкова. 20 февраля 2001 года Зеленый вместе со своим телохранителем направлялся в один из домов на улице Ушакова. Навстречу им шел прохожий: местный житель вез впереди себя детскую коляску. Однако когда парочка поравнялась с «молодым отцом», тот выхватил из люльки автомат и открыл огонь на поражение. Жизнь телохранителя спасли врачи, а Милованов скончался на месте. Как выяснилось немногим позже, за смерть своего любимого начальника отомстили верные уткороботы. Вскоре их повязали стражи порядка

Закат подпольной империи

Потянув за ниточку в расследовании гибели Совкова, правоохранители вышли на след его бригады. В этом им помог задержанный в феврале 2001 года член ОПГ Сергей Матвеев, один из шестерых волговских, объявленных в федеральный розыск в конце 1996 года. Тот успешно скрывался в столице, но надумал наведаться в родной Тольятти, чтобы поздравить с днем рождения своего ребенка. Его задержали прямо у поезда на Казанском вокзале и доставили в отделение. Отпираться он не стал и сразу же пошел на сделку со следствием. Сыщикам повезло: Матвеев поддерживал тесный контакт с Совковым и знал о многих его делах. Благодаря выданной им информации о заказных убийствах, оружейных складах и членах преступной группировки, удалось скрутить и упечь за решетку многих участников кровавой бригады.

Булаева и Иванова задержали в одном из продуктовых магазинов города. Уткороботы и понять ничего не успели, как их уложили лицами в пол. Надеясь на смягчение наказания, киллеры принялись рассказывать о своих злодеяниях. Одно из них буквально вогнало стражей порядка в ступор: оказалось, что на совести уткороботов «висяк» — убийство 74-летней жительницы города Пелагеи Земцовой. На ее теле, обнаруженном 5 июля 2000 года на лестничной площадке около мусоропровода в многоэтажке на улице Куйбышева, судмедэксперты насчитали порядка 30-ти ножевых ранений.

Сыщики думали, что речь идет об обычной «бытовухе»: район, где на свою беду проживала Земцова, имел дурную славу из-за растущего числа наркоманов. Кроме того, в крови убитой выявили алкоголь. Но с пенсионеркой расправилась именно эта парочка, Иванов с Булаевым. Виной всему сеть аптек: раньше она принадлежала ее сыну, члену волговской ОПГ Игорю Ерину, которого расстреляли в январе 2000 года. Земцовой неоднократно поступали предложения переписать торговые точки на лидеров группировки, но та категорически отказывалась. Киллеры расправились с ней при помощи ножа и влили ей в рот водку, надеясь, что преступление спишут на маргиналов. В 2004 году состоялся суд. Четверо киллеров, в том числе уткороботы, получили пожизненный срок.

Вскоре после этого был убит ключевой свидетель Матвеев. Он за свои показания заработал себе свободу. Следователи неоднократно ему советовали забрать семью и уехать из города. Тот лишь отмахивался. Его расстреляли в подъезде собственного дома на улице Дзержинского 13 июля 2004 года.

Поговаривали, что с излишне говорливым приятелем свел счеты еще один беглый преступник, тот самый Владимир Пчелин, координировавший действия слоновских киллеров. Бандит, сделав пластическую операцию и обзаведясь поддельным паспортом, скрывался в Москве на протяжении 10 лет. Когда в 2007 году на его след вышли стражи порядка, Пчелин успел жениться и стать отцом. Его задержали так же, как и уткороботов, — в одном из супермаркетов. Поскольку бандит был причастен к делу слоновских киллеров, его этапировали в СИЗО Рязани. Спустя несколько дней тело Пчелина обнаружили висящим в петле. Смерть последнего лидера волговской ОПГ означала полный разгром бандитского сообщества.

Судьба Пчелина постигла и предпоследнего из шестерки «бегунка» Владимира Воробья. Его стражи порядка искали на протяжении 20 лет. В начале 2017 года из Ленинградской области поступило сообщение о местонахождении подозреваемого. Бандита успешно задержали, но до суда он не дожил: повесился. Что до главного противника Волговских, Напарника, то его следы теряются за границей.

Погибшие за правду

Впрочем, возвращаться к старому промыслу ни Пчелин, ни Воробей явно не собирались. Оба прекрасно знали, что с 2005 года автогигант контролируется госпредприятием «Рособоронэкспорт», там поменялось правление, была усилена охрана. Как показало следствие, после «Циклона» на территорию завода снова просочились напарниковские, дружественные им татарские и чеченские бандиты. Общими усилиями за восемь лет они умудрились похитить имущества на сумму, превышающую 10 миллиардов рублей.

А ведь о махинациях на АвтоВАЗе в свое время пытались вещать местные сотрудники СМИ. Например, гендиректор телекомпании «Лада ТВ» Сергей Иванов. Это не понравилось бандитам, и 3 сентября 2000 года киллер расстрелял Иванова прямо во дворе его дома. Это убийство потрясло не только родных, коллег и друзей Иванова, но и весь Тольятти. При подготовке к похоронам произошла неувязка, и заказали сразу два гроба. Второй несколько запоздало привез главред «Лада ТВ» Сергей Логинов. Увидев начальника уже в гробу, он растерялся и, как вспоминают очевидцы, постоянно спрашивал: «А кому же я гроб привез?» В конце октября этого же года неизвестные столкнули Логинова с крыши. Журналист получил серьезную черепно-мозговую травму и спустя ровно два месяца после гибели Иванова скончался в больнице, не приходя в сознание.

Не менее печальная судьба постигла редакторов газеты «Тольяттинское обозрение» Валерия Иванова и Алексея Сидорова. Оба неоднократно получали угрозы с требованием прекратить свои расследования по делам АвтоВАЗа. Однако продолжали публиковать обличающие бандитов статьи. И к ним послали киллеров. В апреле 2002 года Валерия Иванова расстреляли, когда он парковал машину у дома. А в октябре 2003 года Сидорову перерезали горло в темной подворотне.

Но все же после разгрома волговских и зачистки 2005 года бандитская междоусобица, в которой за пару десятилетий погибло более 90 человек, постепенно сошла на нет. И для нового поколения жителей Тольятти кровавая война за АвтоВАЗ времен лихих 90-х — лишь страшная байка из прошлого.

По материалам lenta.ru