Эксперт по нитям

Эксперт по нитямОдни в детстве хотят стать пожарными или космонавтами, другие мечтают о карьере фотомодели, Олеся Ходова выбирала между хирургией и дерматологией. Почему она выбрала второе и как к 34 годам стала одним из ведущих экспертов страны по омоложению кожи, какие исповедует принципы, почему у ее клиники только положительные отзывы и сколько стоит красота — выясняла «Лента.ру».

Молодильные яблоки строго по рецепту

У большинства далеких от косметологии людей это направление медицины обычно ассоциируется с подтяжкой кожи и ботоксными губами немолодых уже красоток. Вот и Rambler на запрос «увеличить губы» выдает 29 миллионов результатов. Отсюда первый вопрос: как должен вести себя врач, пациентка которого хочет во что бы то ни стало увеличить губы?

— Я разговариваю, — доктор Олеся Ходова жестом дает понять, что отвечает только за себя и свою клинику. — Разговор, я считаю, обязательная и серьезная часть терапии. Я пытаюсь убедить своих пациенток в том, что индивидуальные, узнаваемые черты лица — это достоинство, а не недостаток. Стараюсь сформировать у них понимание того, что не надо выглядеть моложе своих лет, но взрослеть нужно красиво. И чаще всего отговариваю от необдуманного применения модных процедур. Ведь после использования гелей постоянного действия губы никогда не станут прежними.

Косметология, по моему глубокому убеждению, не призвана менять черты или возраст — она помогает сделать лицо ухоженным, убрать дефекты кожи, вылечить болезни. По-вашему, какую часть человеческой красоты дает здоровая красивая кожа? На мой взгляд, чуть ли не половину. И для достижения красоты и здоровья кожи сегодня существуют самые современные методики, препараты и инструменты. То, что мы можем в 2017 году, — это космос по сравнению, к примеру, с 2007-м.

Свою задачу я вижу в том, чтобы дать пациенткам самые лучшие и в то же время проверенные методики. Кстати, иногда форма губ на самом деле требует небольшой корректировки. Вот только делать ее я рекомендую не гелями, а другими способами, которые сложнее, дороже и требуют большего периода реабилитации. Зато и результат они дают действенный и без нежелательных последствий.

Два дяди высшей категории

Олеся Ходова родилась в 1983 году в семье строителя и учительницы, в городе Алагире в Северной Осетии. В ее семье было два врача высшей категории — братья матери: акушер и дерматолог-венеролог. Благодаря их примеру Олеся уже в средних классах школы решила стать врачом.

После школы она поступила в Северо-Осетинскую Государственную Медицинскую академию во Владикавказе. За время учебы проходила практику и в качестве акушера-гинеколога, и дерматовенеролога. Ассистировала на операциях, помогала принимать роды, вела больных в послеоперационный период. Но постепенно Олесе все больше нравилась терапевтическая косметология, так что все остальные направления остались в стороне.

— Да, я согласна, косметология тогда была относительно новой и очень модной дисциплиной, — отвечает на мой вопрос Олеся. — Но меня это меньше всего волновало. Я тогда вообще надеялась со временем уйти в хирургию — специальность хирурга по молодости мне казалась более серьезной. Но скорость развития косметологии, необходимость постоянно осваивать новые технологии и практики полностью отнимали силы и время. Через какое-то время я окончательно поняла, что хорошо можно делать только одно сложное дело.

Высокие требования к начальству

В 2003 году Олеся закончила курсы косметологии, в 2004-м — курсы по сестринскому делу; вместе они давали право работать. Так что последние два года до окончания института она уже была не только студенткой, но и практикующим косметологом.

После окончания вуза Олеся приехала в Москву продолжать обучение в ординатуре (в 2006-2008 училась в РМАПО на кафедре «Дерматовенерология»). Обучение было платное, так что пришлось совмещать его с работой. И тут выяснилось, что среднестатистического работодателя волнуют в первую очередь не красота и здоровье пациенток, а размер сумм, проходящих через кассу.

— У меня были, можно сказать, завышенные требования к начальству, — смеется она сейчас. — По сути, я ставила только одно условие: я буду делать то, что нужно конкретному пациенту, в соответствии с поставленным мной диагнозом и моим пониманием проблемы, а не исходя из экономических алгоритмов работы клиники.

Учиться и еще раз учиться

В ординатуру молодые доктора приходили к восьми утра. Вместе с профессорами совершали обход больных, учились ставить диагнозы и назначать лечение, после чего обсуждали правильность своих назначений. Процесс был наполовину учебным, наполовину практическим. Осваивали дерматологию, венерологию и микологию. Для некоторых студентов на этом дневная нагрузка заканчивалась, но не для Олеси. За время обучения в ординатуре она окончила дополнительный курс «Косметология», а также врачебные курсы по мезотерапии, биоревитализации, контурной пластике и БТА.

Как далее рассказывает доктор Олеся, косметология на рубеже нулевых и десятых развивалась невероятными темпами — чуть ли не каждый месяц появлялись новые методики, а старые кардинально менялись. Поэтому после ординатуры пришлось продолжать обучение: участвовать в многочисленных семинарах и практических конференциях, делать доклады в областях собственных компетенций и учиться новому у коллег.

— На обучении в компании «Мартинекс», которую я часто посещала, мне очень импонировала преподаватель и одна из директоров Ольга Селянина. Наши взгляды на баланс коммерческого и врачебного подхода к косметологии и на многое другое совпадали. Я захотела с ней работать. Несколько раз пыталась попасть в эту компанию на работу, но мне отказывали.

Цейтнот как норма жизни

В 2013 году профессор и кандидат медицинских наук Ольга Селянина ушла из «Мартинекса» и открыла свою компанию «Мезопрофф», занимающуюся разработкой и продвижением новейших косметологических методик и препаратов. Она сразу позвала к себе Олесю Ходову. Очень скоро Олеся возглавила учебный центр «Мезопрофф».

— Моя мечта сбылась, но и жизнь перевернулась вверх тормашками, — снова смеется Олеся. — Уже на следующий день я улетела на стажировку в клинику в Самаре, потом делать доклад в Санкт-Петербург — и далее без остановки. Было до 20 командировок в месяц, в жестких условиях успевала готовить доклады для конференций, но и практику бросать не хотелось. Я не понимала, в каком городе нахожусь, но работоспособность от этих испытаний, как ни странно, росла и росла. Я запросто могла рано утром улететь из Москвы, во второй половине дня прилететь обратно, а вечером еще принять пациентов.

За два года работы в компании «Мезопрофф» доктор Ходова стала специалистом по мезотерапевтическим препаратам и коктейлям, биоревитализантам, препаратам для контурной пластики, но в первую очередь по нитям — то есть по технологиям для тредлифтинга. Нити стали основной специализацией Олеси, именно как эксперта в данной области знают ее в мире научной косметологии. Она разработала ряд собственных техник, а у ее пациентов никогда не было осложнений.

Но не одними нитями… С 2013-го по 2015 год Олеся Ходова опубликовала четыре научные статьи и десятки методических пособий. Ее доклады на конференциях тоже превратились в учебные тексты, по которым сегодня обучаются молодые косметологи. Названия у этих работ простому человеку малопонятны: например, «Мезонитевая терапия дермы», «Тредлифтинг овала лица», «Биоревитализация обогащенными препаратами», «Пептидная мезотерапия» и так далее.

Дома лучше

Однако не всем нравился бешеный ритм жизни Олеси. Особенно не нравился он ее постоянным пациентам и пациенткам (Олеся говорит, что мужчины составляют до 40 процентов посетителей косметологических клиник), а также ее мужу. Поэтому муж, экономист по образованию, рассчитал бизнес-план, арендовал помещение на Сретенке и открыл для Олеси ее собственную клинику «Х.О лаборатория».

— Это был 2015 год. Доллар и евро, а вместе с ними цены на оборудование для клиники тогда взлетели вдвое, — вспоминает Олеся. — Хуже того — у продавцов не было ничего в наличии. За каждое кресло, за каждый набор инструментов надо было предварительно платить 90 процентов стоимости, после чего два месяца ждать и гадать, привезут тебе что-нибудь или нет. К тому же подбор, покупка и доставка оборудования — это не моя компетенция, я в этом ничего не понимаю. Я пыталась найти человека или организацию, которая оборудовала бы мне клинику «под ключ», но таких в Москве тогда не было. Пришлось пройти через все самой.

— Полгода назад одна из моих постоянных пациенток рассказала мне об удивительном интернет-инструменте — Портал Бизнес-навигатора МСП, — продолжает доктор Ходова. — Рассказала по следующему поводу. Налоговая собиралась заблокировать счет клиники по причине неуплаты, хотя это не соответствовало действительности. Я ездила в налоговую, ездила в пенсионный фонд — безрезультатно. Неприятно, да? А потом на Портале Бизнес-навигатора МСП я нашла точные инструкции: какие письма, по какой форме, в какие организации надо написать, чтобы решить проблему. И проблема была решена в короткие сроки.

— Я решила изучить Портал Бизнес-навигатора МСП более подробно. Скачала приложение. Знаете, что он умеет? Он умеет рассчитать все затраты на открытие нового бизнеса, в том числе на косметологическую клинику. То есть был бы у меня этот инструмент в 2015 году, он бы просто выдал мне список: какое оборудование в каком количестве и где купить. А я бы занималась косметологией. Плюс к тому портал анализирует рынок по районам: аренда помещений, скорость окупаемости, целевая аудитория, востребованность каждого вида услуг и так далее. Например, я подумываю открыть стоматологический кабинет. Портал Бизнес-навигатора МСП предлагает сделать это в Марьиной Роще. А про нашу Сретенку говорит, что эта услуга здесь представлена с избытком. Я проверила — все именно так.

Сколько стоит красота

Доктор Ходова постоянно работает над доступностью услуг своей клиники для пациентов с различным уровнем дохода. По ее глубокому убеждению, каждая женщина должна иметь возможность ухаживать за кожей.

— Кажется, это сказала Хелена Рубинштейн: нет некрасивых женщин, есть ленивые. Я полностью согласна и стараюсь этот принцип воплощать. Я против штампов «VIP», «эконом» и тому подобных, я против разделения людей по толщине кошелька, я за медицинскую косметологию с большой буквы. Когда ко мне приходит новый человек, я ставлю диагноз, после чего предлагаю несколько программ лечения, принципиально разных по ценам. Я расписываю идеальный и, как правило, самый дорогой курс, затем расписываю курс, на котором можно сэкономить, а потом рассказываю про самый скромный по вложениям вариант. Например, химический пилинг (отшелушивание верхнего слоя кожи) у нас стоит от 2,5 тысяч рублей до 10 тысяч, а аппаратный лазерный пилинг от 5 тысяч до 40. Подтяжку лица с помощью мезонитей можно делать по технологиям 2D, 3D и 4D. Соответственно, и стоить процедура будет 18, 30 и 40 тысяч рублей. При этом я гарантирую, что к пациенту, который заказывает не самую дорогую процедуру, относиться будут в той же степени гостеприимно и деликатно.

Работа в клинике по-прежнему составляет только половину профессиональной жизни Олеси. Прямо после нашей беседы она отправляется в аэропорт и летит в Красноярск, где будет читать курс повышения квалификации для врачей-косметологов. В том числе расскажет об уникальных отечественных косметологических препаратах. Спрос на нее как на преподавателя со временем только растет. Но она говорит, что дело не в спросе, а в том, что преподавание и общение с коллегами заставляют ее поддерживать уровень профессиональных компетенций на острие новейших достижений. Чтобы узнать, как профессионализм и подход доктора Ходовой отражаются на ее пациентах, почитайте их комментарии в интернете.

По материалам lenta.ru