«Деньги приходят за пациентом»

«Деньги приходят за пациентом»Минздрав Украины смог, несмотря на сопротивление общественности и собственно медиков, протащить в октябре законопроект о медицинской реформе. Сам принцип предлагаемых изменений выглядит довольно правильным — финансировать больницы и клиники по факту предоставленных услуг. Хотя очевидно, что основной причиной, которая заставила Киев идти на непопулярные меры стала нехватка средств в государственном бюджете. Теперь власть будет пытаться лечить проблемную отрасль перекладыванием средств из одного кармана в другой. «Лента.ру» разбиралась, удастся ли такая задумка.

«Мы скомпрометируем»

2 ноября заместитель министра здравоохранения Павел Ковтонюк признал, что ведомство не будет запускать с нового года медицинскую реформу. Нет, Киев не передумал кардинально менять систему охраны здоровья граждан — изменения будут проводиться в жизнь, но с задержкой. «Закон [о реформе] будет подписан почти в декабре. То есть даже если бы мы захотели запуститься с 1 января, это не получится или мы скомпрометируем реформу», — сказал чиновник.

По оценкам Ковтонюка, для запуска реформы потребуется около полугода. За саму реформу Рада во втором чтении голосовала в октябре. Законопроект в теории должен был исправить типичное для постсоветской медицины положение, когда государство тратит формально значительные средства на здравоохранение, но при этом врачи и медсестры получают копейки, оборудование больниц заставляет желать лучшего. А пациенты при этом вынуждены платить за якобы бесплатные услуги и покупать себе лекарства. Принцип задуманной реформы гласил «деньги ходят за пациентом» — в теории больницы и клиники должны финансироваться по факту оказанных услуг.

Бесплатной медицины нет

В июне исполняющая обязанности министра здравоохранения Украины Ульяна Супрун заявила, что в стране де-факто нет бесплатной медицины. «Это большая проблема в Украине, потому что мы врем. Мы говорим, что медицина бесплатная, а она не такая. Мы все платим за всё, от самого начала, когда мы должны найти своего врача и платить кому-то, чтобы они нас взяли», — признала она.

Государство будет оплачивать первичную медико-санитарную помощь, часть специализированного лечения и покрывать какую-то долю определенных медицинских услуг. В реальности бесплатно оказывать помощь будут только «первичные» врачи: семейные доктора или педиатры, при этом без оплаты они будут выдавать фактически лишь обезболивающие. Остальной объем бесплатной помощи, покрываемый из государственного бюджета, будет пересматриваться каждый год Минздравом и правительством.

В придачу к тому, что гражданин не знает, на что рассчитывать в следующем году, не были опубликованы и списки того, какие виды лечения будут полностью или частично бесплатны. Правда, по информации СМИ, государство будет покрывать часть расходов на операции, такие, как, например, удаление аппендикса, и роды. Неизвестны и цены на те или иные виды медицинских услуг. Что, естественно, тревожит граждан страны. Если даже в сегодняшней коррумпированной системе здравоохранения пациент примерно знает, во что ему обойдется работа врача и лекарства, то после реформирования могут вырасти и официальные, и неофициальные тарифы.

Ну и нет ответа на главный вопрос, как новая система будет материально стимулировать врача и медсестру. Не получится ли так, что при частичном финансировании пациенту придется платить полную стоимость услуги, так как доктору неинтересно оперировать за государственную зарплату.

Финансирование по факту оказанных услуг может привести к тому, что часть больниц и клиник, особенно в отдаленных местностях, вообще лишатся поступления денег, что для сел и районных центров означает социальную катастрофу.

«Уничтожает гуманное отношение к человеку»

Заслуженный врач Украины, доктор медицинских наук, глава комитета Верховной Рады по здравоохранению Ольга Богомолец объяснила, что лежащий в основе реформы подход не годится для врачей-инфекционистов. «Потому что если никто не отравится, то врачу придется увольняться. Поэтому система полностью уничтожает, во-первых, гуманное отношение к человеку», — пояснила она.

«Этот закон (…), приведет к закрытию больниц, сокращению врачей и к недоступности для людей высокопрофессиональной и качественной медицинской помощи — лечение инфарктов, инсультов, реабилитация, замена суставов, операции на глазах и все то, что не сделает ваш семейный врач», — добавила Богомолец. Многочисленные эксперты и публицисты, не стесняясь, называли реформу с некоторым эмоциональным перехлестом геноцидом.

При этом государство в теории должно установить единые расценки на медицинские услуги для государственных и частных больниц, клиник и кабинетов. Очевидно, что уже существующие коммерческие медучреждения попытаются обойти новые правила, что повысит непрозрачность и коррумпированность рынка. К слову, и сама система, при которой врач первичной помощи решает, будет ли пациент получать далее оплачиваемую помощь и к какому специалисту пойдет дальше, тоже как минимум не решает вопрос со взяточничеством.

Если врач не идет к пациенту

Еще в сентябре все тот же замминистра здравоохранения Ковтонюк успокаивал население, что вызов врача на дом останется в числе бесплатных услуг, но… доктор сам будет принимать решение о целесообразности визита к пациенту.

Отдельный вопрос — насколько эффективно государство будет обеспечивать социальную медицину: вакцинацию, противоэпидемические мероприятия, борьбу с редкими болезнями.

Еще одна сторона реформы — государство будет финансировать часть закупок медицинских препаратов по определенному списку. Не надо быть предсказателем, чтобы понять, что производители будут бороться за право попасть в этот список — это означает гарантированный рынок сбыта и конкурентные преимущества на рынке.

Кстати, в сентябре акцию протеста против медицинской реформы проводили и врачи — их волновала вечная проблема постсоветской медицины — недостаточная оплата труда. Так, с января 2017 года оклады у начинающего врача и санитара стали одинаковыми. В некоторых больницах из-за этого сократили зарплату подсобному персоналу и ставки санитаров, прачек и дворников.

В начале июня несогласие с медицинской реформой выражали и пациенты — несколько граждан легли у Рады, накрывшись белыми простынями. Так они показали, чего ожидают от изменений в системе здравоохранения.

Как нетрудно заметить, недовольство медиков и общественности мало повлияло на ход принятия закона о реформе. Богомолец, критикуя план Минздрава, без обиняков указала, что основная причина реформаторского зуда Минздрава — нехватка денег на здравоохранение у государства. То есть вопроса об увеличении финансирования этой сферы никто всерьез не ставил.

Несмотря на это, гарант благополучия государства — президент Украины Петр Порошенко и народные депутаты его блока с самого начала отстранились от этой ситуации. Президент не участвовал в критике этой реформы в Раде, заявляя лишь о том, что принятие законопроекта об изменении медицинской отрасли — это очень важный шаг на пути реформирования страны и Украина в этом несомненно нуждается.

После утверждения законопроекта глава государства в Facebook порадовался за сельских медиков и жителей деревень, а заодно и потребовал, чтобы они «почувствовали реальные перемены к лучшему».

Наверное, при действующей власти у жителей Украины действительно не иного остается выбора, как только расслабиться и получать удовольствие.

По материалам lenta.ru