Безумный спецназ

Безумный спецназАмериканские силы особого назначения становятся все менее «особыми»: политики из Вашингтона все чаще привлекают спецназ к решению любых, даже самых мелких оперативных вопросов. Впервые в истории в 2016 году потери сил спецназначения превысили потери обычных войск; та же ситуация год спустя: лучшие бойцы США разъезжаются по всему миру и гибнут за тысячи километров от родного дома. «Лента.ру» изучала, как Соединенные Штаты меняют методы ведения современной войны и что происходит с самыми бравыми сынами Америки.

«Мы не знаем точно, где мы присутствуем в мире и что там делаем», — говорит сенатор Линдси Грэм, член комитета по делам вооруженных сил, который, казалось бы, должен быть в курсе военного вмешательства США по миру. «Я не знал, что у нас в Нигере тысяча солдат» — признался он в интервью NBC News после того, как террористы убили четырех спецназовцев в этой африканской стране.

Впрочем, Грэма можно понять: по данным Совместного командования специальных операций (СКСО), приведенным TomDispatch, американцы постоянно присутствуют в более чем 80 странах мира, а за 2016 год, например, провели операции в 143 государствах. Под Силами специальных операций (ССО) понимаются все самые тренированные и боеспособные американские военнослужащие: и знаменитые «Морские котики», и отряд «Дельта», и армейский спецназ, и другие подобные соединения.

Они помогают выслеживать и уничтожать террористов, бороться с производством и транспортировкой наркотиков. Они тренируют местных бойцов, чтобы не позволить далеким странам превратиться в новые вилаяты «Исламского государства» или тренировочные площадки безвестных группировок с шахадой на знамени.

«Число бойцов Сил специальных операций удвоилось, их отправляют на задания чаще и на более долгие сроки, чем когда-либо раньше. Сегодня в их руководстве почти 70 генералов и адмиралов, а 10 лет назад было всего 9», — писала еще в 2013 году сотрудник Rand Corporation Линда Робинсон. Для примера: в 2001 году в разных уголках планеты действовали 2,9 тысяч американских спецназовцев. Сегодня — около 8 тысяч.

Изменилась и география американского военного присутствия: например, в 2006 году 90 процентов всех бойцов отправляли на Ближний Восток, а в Африку — лишь 1 процент. Сегодня на черный континент отбывают почти 18 процентов спецназовцев. Американцы проводят силовые операции и в Европе, и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и в Латинской Америке — по всему земному шару.

Солдат на все случаи жизни

«Важно разобраться в том, почему Силы специальных операций из средства поддержки превратились в главных действующих лиц — это поможет понять, почему США испытывают трудности со своими нынешними военными кампаниями — в Афганистане, Ираке, против ИГ и «Аль-Каиды» и ее филиалов в Ливии, Йемене, и в необъявленных кампаниях в странах Балтии, Польше и на Украине, которые не вписываются в традиционную американскую модель войны», — рассказал в интервью Combating Terrorism Center бывший руководитель Совместного командования специальных операций Чарльз Кливленд.

У ССО множество плюсов — провести спецоперацию дешевле, чем отправлять внушительный воинский контингент. Бойцы этих частей гораздо универсальнее, чем обычные солдаты, они способны и уничтожить какого-нибудь видного террориста, и обеспечить выполнение любого временного дипломатического соглашения между воюющими сторонами.

Кроме того, законодатели гораздо охотнее одобрят отправку в горячую точку специальных частей, нежели полноценную военную интервенцию. Особого возмущения, как правило, не выскажет и общественность: в конце концов, в джунгли или населенную джихадистами пустыню полетят не их соседи, отправившиеся в армию ради полезной профессии или бесплатного обучения в колледже, а суперпрофессионалы, добровольно вступившие в элитные отряды.

Это приводит к неоднозначным последствиям: у американских президентов возникает соблазн решить любую проблему спецназом вместо того, чтобы избежать военного вмешательства и выработать политический компромисс.

Перенапряжение от успехов

Современные американские силы особого назначения перенапряжены — за плечами многих бойцов уже больше десятка командировок, и конца этой бесконечной гонке не видно. Бывший американский президент Барак Обама нарастил количество спецопераций, его преемник Дональд Трамп также не планирует снижать темпов работы ССО.

Активное применение спецназа порой дает осечки: например, в конце января при атаке комплекса принадлежащих «Аль-Каиде» йеменских зданий погиб один «морской котик», трое его сослуживцев получили ранения. В октябре четверо американских солдат — два спецназовца и два бойца вспомогательных частей — погибли при атаке террористов в Нигере.

Эффективность спецопераций оставляет желать лучшего: с 2001 года американские бойцы уничтожили тысячи рядовых террористов и главарей бандподполья Пакистана и Афганистана, однако талибы в этих странах все равно сильны как никогда.

«Несмотря на более 200 авиаударов силами Совместного командования специальных операций и иногда ЦРУ за прошедшие восемь лет, силы «Аль-Каиды на Аравийском полуострове», по оценке Госдепартамента, увеличились с нескольких сотен боевиков до четырех тысяч. Это число им удается поддерживать на протяжении более пяти лет», — излагает эксперт Chatham House Мика Зенко на страницах Foreign Policy.

И проблема не в том, что спецназовцы плохо делают свою работу — вина за провалы лежит на политических руководителях страны и командирах высшего звена, которые не могут сформулировать грамотную стратегию применения вне всяких сомнений высокопрофессиональных и в высшей степени боеспособных спецвойск.

Усталость бойцов сказывается на психологической обстановке в рядах спецназа. В конце ноября шуму наделало анонимное письмо одного из инструкторов спецназовской «учебки».

«Центр подготовки сил специальных операций армии США превратился в гиблое болото тлетворных, предвзятых и своекорыстных старших офицеров-эксплуататоров. Их подпитывают покорные командиры-подлизы, столь же виновные в сложившейся ситуации», — возмущался офицер. По его словам, командиры обеспокоены только продвижением по службе, а не качеством подготовленных бойцов.

«За два минувших года командиры и сержант-майоры систематически отменяли фундаментальные спецназовские стандарты, снижали и извращали оценочную шкалу, принимая при этом меры, чтобы кадровый состав не мог привлекать курсантов к ответственности за их академические, физические и личностные неудачи», — утверждал анонимный инструктор. Курсантов учат, что можно не сдать тесты, провалить задание, главное — знать нужных людей, и можно остаться в рядах элиты вооруженных сил.

«Это следующее поколение спецназа. Всего лишь через несколько лет наш полк будет возведен на таком фундаменте. Мы станем братством паразитов, лишенным любого характера, выживающим за счет достижений тех, кто был до нас, и проедающим наше общее наследие. Ситуацию можно изменить, но действовать надо сейчас. Мы должны вернуть себе свою профессию. Помогите нам справиться с бардаком. Судьба полка зависит от этого», — подытожил он свое письмо.

Не наша война

Меняется и отношение простых американцев к своим самым умелым бойцам. «ССО стали американской версией Французского иностранного легиона. Сила легиона в том, что он состоит не из французов. Обыватели в Париже или где-то еще не будут переживать, если где-то в мире погибнет кучка легионеров, потому что они не «свои». Во что-то подобное превратились и наши ССО», — сообщил VICE на условиях анонимности сержант американского спецназа с 25-летним стажем службы.

Он считает, что современный спецназ воспринимается в США практически как армия иностранцев. Граждане страны не чувствуют своей связи с бойцами, чья основная задача — быть скрытными и не привлекать лишнего внимания. И сами спецназовцы, ставшие де-факто основной боевой силой страны, не получают достаточного признания со стороны властей и общества.

Вряд ли в ближайшем будущем что-то изменится — Америке не с кем вести обычные боевые действия с масштабными операциями и марш-бросками, и потому ССО останутся «рабочей лошадкой», воплощением современного могущества Соединенных Штатов. И потому рано или поздно Вашингтон должен будет прийти к выводу о неизбежности реформирования самых боеспособных своих частей.

По материалам lenta.ru